Дорога домой

схабитский

 

Дорога домой. Давно отгремели бои гражданской войны, давно примирились потомки представителей обоих сторон конфликта, давно лежат в пыльных ящиках докторские диссертации на темы Царского Манифеста об отречении 1917 и Крондштадтского восстания 1921 годов, но наша общая история, какой бы не являлась трагической – не должна придаваться забвению. Память об участниках тех страшных событий живёт и поныне, живёт в нас всех, в наших сердцах, в сердцах их потомков. Пожалуй, и не найти человека, который не расскажет на примере своей семьи подлинную историю либо героических подвигов Красной Гвардии, либо печальной судьбы Белого Движения.

Уже не актуально рассуждать о том, кто прав, а кто виноват, не актуально осуждать участников той войны, что с одной линии фронта, что с другой стороны. Да, прошла эпоха коммунистических демонстраций, но и прошло время лирических композиций о геройстве офицеров-участников того же Ледового Похода генерала Деникина. А вот актуально просто знать историю своей семьи, своей малой родины. Ведь как сказал президент Владимир Владимирович Путин – «Наша сила в единстве». Мы сидим в гостях за чаепитием у потомков адъютанта атамана Семёнова, подъесаула Забайкальского Казачьего Войска – Александра Эммануиловича Схабицкого, который сражался в армии адмирала Колчака в восточных регионах нашей необъятной родины, вплоть до гибели Белого Движения и своей эмиграции в Китай. В обычной просторной квартире по проспекту в Ставрополе имени К.Маркса, в доме номер 13, за столом ведём беседу о событиях, когда-то давным-давно сотрясающих Забайкалье, с правнуком Схабицкого А.Э. – подъесаулом Ставропольского Городского Казачьего Общества (атаман Квашнин В.М.) Алексеем Анатольевичем Костиным и его матушкой Надеждой Анатольевной (Чистяковой). На столе разложены фотографии бравых офицеров, когда-то блистающих на балах города Читы, боевых товарищей Схабицкого. Сам, казак Костин — молодой мужчина, двадцати девяти лет, уже заместитель атамана Городского Общества по экономическому развитию, ителегентный человек, не считает, что стоит выставлять славу предков как свою собственною. Наша беседа для него это дань памяти своему славному роду, а уважение к себе мы, сказал казак, должны добиваться сами, здесь и в наши дни.
А гордиться ему есть чем. Ряд командировок в неспокойный юго-восток Украины говорят о многом. Каждый раз Костин сопровождал гуманитарные грузы в помощь простым людям Луганской области, которые собирали «всем миром», и которые так не просто было доставить для нуждающихся мирных жителей Донбасса. Для детей и стариков, брошенных своим правительством на произвол судьбы. Тогда не известно было, с какой стороны может прилететь пуля, тогда им двигало лишь желание помочь, не быть безразличным к судьбам людей. Алексей помнит и разрушенные дома, и голодные детские лица. Последняя командировка была в августе 2014 года в город Ровеньки Луганской области, где он в качестве водителя старенького УАЗика, на котором казаки привезли продукты и медикаменты, проколесил почти всю область. Однако вспоминает об этом молодой заместитель атамана не охотно, как и о своей службе в Главном Управлении Внутренних Дел по Ставропольскому краю. «Ну, было и было, я выполнял свой долг» — говорит он. Его матушка подливает ещё нам горячего чаю, с гордостью смотрит на сына и достаёт из семейного альбома фотографию своего прадеда, подъесаула Схабицкого. Как порой переплетаются в истории человеческие судьбы, имена. Как выходит так, что вчера человек радовался мирному небу, сегодня вдыхает гарь войны, а завтра он уже становиться несчастным эмигрантом. Схабицкий, на фотографии, по возрасту чуть старше своего правнука Алексея, был потомком польского шляхтича Эммануила Схабицкого, сосланного в Забайкалье за участие в польском бунте в 1883 году. Там Александр Схабицкий и женился на потомственной казачке Оренбургского Войска, стал приписным казаком, а затем и дослужился до адъютанта самого генерал-лейтенанта, атамана и одной из ключевых фигур гражданской войны — Семёнова.
«В эмиграции», — рассказывает Надежда Анатольевна, — «мой дед сменил ряд профессий, был таксистом, работал на железной дороге. Очень сильно скучал по родине». Место рождения Костиной Н.А. город Харбин, расположенный на территории Китайской Народной Республики, но построенный русскими людьми и долгое время остававшегося русским. Но постойте, постойте, скажете ВЫ, читатели — причём здесь тогда Ставрополь? Как здесь могли оказаться потомки Забайкальских казаков, живших с 1920 года в Харбине? А очень просто, как выяснилось. В 1924—1962 гг. в Харбине действовало Генеральное консульство СССР. Куда в 1962 году и обратился отец Надежды Анатольевны с просьбой помочь вернуться на родину. Семья ждала любого ответа, реалии советской власти были на тот момент весьма суровыми. Ждали отказа, втайне надеясь на снисхождение. Ведь мы свои, мы русские, неужели не позволят вернуться на родину, к могилам предков, к родным лесам и полям, рассуждали они… Отношение в КНР к потомкам наших эмигрантов ухудшалось из года в год, к тому же назревал разрыв между двумя странами. СССР и Китай решили идти разными путями к «светлому будущему». К будущему где, к сожалению, мнение простых людей не учитывалось. Однако на просьбу о возвращении семьи Костиной домой советское правительство ответило согласием. Вероятно, повлияла «оттепель» того политического периода в истории нашего государства. На родине приняли без упрёков за антисоветское прошлое самого Схабицкого. Даже предложили на выбор поселиться в Ставрополе или в Пятигорске. Выбрали наш город. Как говорит Надежда Анатольевна, он сразу понравился её родным не только за красивые исторические здания, зелёные скверы. Почувствовалась теплота исходящая от жителей города, почувствовалась доброта их сердец, поняли что если и наступят тяжкие времена, такие отзывчивые горожане никогда не оставят в беде. И так, уже на протяжении ряда лет Костины являются ставрольцами и не разу не пожалели об этом. Алексей, повзрослев, вступил в казачество, что бы продолжать семейные традиции своих предков. Он с детства любил вечерами слушать матушкины рассказы о Забайкальских казаках, доблестных офицерах, о чести и преданности России. Мать, как признаётся сам Алексей, и воспитала в нём патриотизм, уважение и любовь к родине, к истории своей семьи. И вот, снова мать рассказывает историю своего рода. Рассказывает историю Харбина, описывает его архитектуру. Но первый раз кому-то другому кроме сына. Её дед Александр Схабицкий умер уже в Ставрополе, в 1973 году, проживал в этой квартире, вёл общественную работу, воспитывал молодёжь. Задор, сохранившийся до его последних дней, служил как бы напоминанием о его офицерском прошлом. Со своей женой – Агнией Васильевной, в девичестве Чистяковой, они прожили в согласии всю свою непростую жизнь. Супруга была дочерью Артамона Кузмича Чистякова, уважаемого и лихого казака, почившего и похороненного в КНР. В шестидесятых годах прошлого века русское кладбище в Харбине было разрушено китайскими коммунистами. Лишь несколько, чудом сохранившихся фотографий, остались на память. Они, да фотография Софийского Собора теперь служат единственным напоминанием о городе детства Надежде Костиной. Костиной – в замужестве. С Анатолием Костиным, отцом Алексея, они познакомились уже в Ставрополе. Он был потомком офицерской династии, служившей на юге Российской Империи во времена освоения Кавказа. Работал лесником, занимался охотой. Его сын, Алексей Анатольевич, очень гордится отцом, к сожалению безвременно умершим от болезни. Как и отец, занимается музыкой, не раз выступал на бардовских слётах, прекрасно играет не только на гитаре, но и на многих других струнных инструментах. Отлично поёт.
У Костиных много родственников за границей. Жизнь разметала по всему свету, шутят они. Есть даже — в Австралии. Дело в том, что на момент оттока русских из Китая в шестидесятых годах прошлого века часть наших соотечественников укрыла и перевезла из страны английская миссия Красного Креста. Перевезла сначала на остров Тубабао служивший пересылочным пунктом для эмигрантов, находящийся в юрисдикции Филиппинской Республики. С острова часть русских доставили в США, часть принял Сидней. Вот с оказавшимися в Австралии родственниками и поддерживают до сих пор связь герои нашего повествования. Когда беседа с потомками адъютанта Семёнова подходила к концу, хотелось лишь узнать о планах Костина А.А. на будущее, о его мечтах. Алексей опередил вопрос. Он посмотрел в окно, по улице бегали ребятишки и играя в «войнушку» кричали друг другу:
– сдавайся, ты ранен,
= а ты убит.
Казак Костин глядя на них проговорил, — «Дай Бог, чтобы только такие войны вели наши дети». Вопрос о его мечтах отпал сам собой. После таких слов становиться легко и радостно на душе. Если эти слова и не будут нашей национальной идеей, то точно должны стать сегодня девизом всех жителей нашего региона.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *